Дворец Курисов в Петровке

Несчастливые мавританские развалины – вот что такое дворец Курисов. Расположен он в селе Петровка, в семидесяти километрах на северо-восток от Одессы, почти на берегу Тилигульского лимана. Если бы жизнь повернулась чуть-чуть иначе, был бы и сейчас вполне себе дворец, но молния и пожар от нее приключились уж слишком не вовремя – в 1990 году, аккурат накануне реставрации. А потом – сами понимаете.

Жил-был такой вояка – Иван Онуфриевич Курис. Когда он родился – хрен его знает (примерно – в 1760), а умер в 1838 году глубоким стариком. Перед тем, как скончаться от апоплексического удара, то бишь, по-современному от инсульта, Иван Онуфриевич успел прожить весьма интересную жизнь и обеспечить себе неплохую старость. Происходил он из рода греков, поселившихся в Нежине то ли во времена Хмельниччины, то ли чуть позже – уже в Руину. Курисы больше ста лет служили в казацком войске при разных гетманах и были вполне себе обычным казацким родом.

Интересующий нас Иван Курис был сыном городового сотника гетманского Полтавского полка. В 1773 году он поступил на службу рядовым в Днепровский полк российской армии. Вояка был и вправду хороший – начав службу рядовым, к концу девяностых годов восемнадцатого века, Курис дослужился до полковника, а полковники в те времена были покруче нынешних. В 1787 году, во время обороны Кинбурнской косы от турецкого десанта капитан Курис познакомился с генерал-аншефом Суворовым. Иван Онуфриевич в той баталии немало отличился, будущий фельдмаршал его приметил, и с тех пор до самого конца военной карьеры Курис служил при Суворове. Можно даже сказать, что они были дружны. В архиве Куриса сохранилась коротенькая записка от Суворова, присланная из Херсона: «Иван Онуфриевич, приезжайте сюда скорее, я вам конфеточку дам». Под «конфеточкой», на минуточку, имелся в виду Орден Святого Георгия Третьей степени – одна из высших военных наград Российской империи. Вместе с Суворовым Курис брал Очаков, воевал в Валахии, осаждал и штурмовал Измаил, брал Варшаву. За десять лет при главнокомандующем Суворове Иван Курис сделался начальником канцелярии и заведующим по секретной части, то есть возглавил армейскую разведку – суровый мужик.

В девяносто седьмом году Ивана Куриса наконец-то пожаловали чином полковника – в Херсонском кирасирском полку. С его талантами Курис мог бы дослужиться и до генерала, но в девяносто девятом подал в отставку и был отчислен на гражданскую службу. Сам Курис объяснил свою отставку беспокойством от старых ран, и вовсе не боевых: некогда он пострадал в ДТП с участием Суворова. В девяносто втором году в Крыму, при очередном переезде от полка к полку, телега фельдмаршала, в которой находился и Курис, перевернулась на горной дороге – Иван Онуфриевич сильно пострадал. Поскольку сложные переломы тогда нормально лечить не умели, старые травмы донимали Куриса до самого конца жизни.

На гражданке отставной полковник еще несколько лет прослужил в чине действительного статского советника. Сперва Куриса назначили вице-губернатором в Новгороде, но уже совсем скоро он стал полноправным губернатором – в Оренбурге. В 1802 году высочайшим повелением Куриса отправили «для подавления беспорядков» в Волынскую губернию. От карательных операций против крестьян профессиональному военному стало тошно. Вскорости Курис окончательно распрощался с государевой службой и совершенно отошел от дел.

Я это все так долго расписываю, чтобы было легче представить, КАКОГО склада человек выстроил себе этот дворец в нынешней Петровке. За верную, службу в Одесском уезде Херсонской губернии Курису было пожаловано урочище Белое – голая степь по сути. Там он основал село Покровское и две деревни – Каиры и Александровку. «Село» по тогдашним понятиям отличалось от «деревень» наличием церкви. Покровское, между прочим, было названо в честь праздника Покрова пресвятой Богородицы не просто так, а с умыслом – в память о сражении на Кинбурне, состоявшегося на Покров первого октября 1787. В тот день Курис познакомился с Суворовым.

Я усматриваю некоторую иронию судьбы в том, что, провоевав пятнадцать лет против турков, на пенсии Курис отгрохал себе в Покровском особняк с парком и прудом именно в мавританском стиле. Несмотря на название стиля, собственно мавританских дизайнерских элементов в нем было немного, а все больше – османских. Что и понятно – где украинская степь, а где Мавритания.

Потомки Куриса несколько раз перестраивали особняк, превратив его через сто лет в самый настоящий дворец. Сказывают, в конце девятнадцатого века, в потолке одного из главных залов был устроен натуральный аквариум. Летом его наполняли водой, запускали рыбу, и ошалевшие гости попадали как бы в подводный мир, наблюдая, как над головами у них плещется речная живность.

После революции дворец, как водится, национализировали. Курисам, которые еще остались в живых, пришлось чухнуть в эмиграцию. Курисово-Покровское переименовали в Петровку – в честь того же Григория Петровского, чьим именем назван Днепропетровск.  А во дворце Курисов устроили сельскохозяйственный техникум. Он там и располагался аж до девяностого года, не считая небольшого перерыва во время Второй мировой войны. Румыны, не будь дураки, устроили себе во дворце оккупационную комендатуру.

В девяностом году история дворца Курисов заканчивается. Директор сельскохозяйственного техникума был очень толковый мужик, он реально берег здание и даже добился выделения средств на его реставрацию. Работы должны были вот-вот начаться, но летом девяностого года в здание шарахнула молния, и оно было практически уничтожено пожаром – остались одни стены. Хоть он и памятник архитектуры, но денег на восстановление дворца в заштатном селе больше не было, и нет до сих пор.

В Петровке остались лишь следы былого величия, очень поучительное зрелище. В Исаеве, например, еще один дворец Курисов пребывает в состоянии во много раз лучшем. О нем – отдельно.

Дворец Курисов

Одного дворца Курисов для полноценного фотоотдыха будет маловато. Я лично считаю, что лучше всего будет сразу после Петровки отправится в Исаево. Но это еще почти сто километров, и если вам жалко бензина или вы приехали на маршрутке, можно удовлетвориться и соседним селом Каиры. Оно тоже принадлежало некогда семейству Курисов и расположено километрах в трех на юг по той же трассе. Если ехать со стороны Одессы, то как раз перед Петровкой. Сами по себе Каиры не особо  интересны, единственный объект более менее заслуживающий внимания – местный дом культуры, сталинское величие для бедных. В западной стороне от трассы есть полуразорившийся совхоз – любителей всяческой постапокалиптики он может порадовать множеством брошенной техники и циклопическими руинами коровников на вершине холма в степи. На востоке от трассы, пройдя через все Каиры, можно выйти на берег Тилигульского лимана. В хорошую погоду бывает весьма живописно, потому что село расположено на берегу небольшого мелководного заливчика, а заливы – всегда красивы. Ярко выраженного пляжа там нет – вода то отступает, то набегает в зависимости от времени года. От этого получается непривычный оптический эффект – когда смотришь на лиман, не заметно разницы по высоте между водой и землей (ее там и нет почти – считанные сантиметры). Видишь одно сплошное поле – наполовину вода, наполовину – земля.  В хорошую погоду – отличное место для пикника. Но, повторюсь, я полагаю, что интересней будет  поехать таки  в Исаево.

Каиры

Куда поехать фотографировать на выходные? Следите за нами Facebook RSS